От А до Я

Интервью (Алеха 15 лет спустя)

Автор текста: Яцковский Алексей
Автор музыки: Яцковский Алексей
Исполняет: Яцковский Алексей
Год написания: 1983
Жанр: Авторская песня

Ну что ж садись, ты из ЮПИ иль из АП?
Агентство Рейтер? Да по мне хоть из Москвы!
Да нет, какой уж тут к чертям еврей
Такой же русский, как наверное и ты
А чтобы нам никто не помешал
Постой, я отключу свой телефон
Ну что там все готово? Нажимай!
Подвинь ко мне поближе микрофон

Я рос в Москве и жил как Бог, считал евреев за жидов
Пока не встретил Ингу, ну и прикипел
А у нее отец и мать, ну словом, что теперь петлять
Уж года с два, как в обетованной земле

И после загса, сукин сын, я сдуру сунулся в ОВИР
И угодил, как раз под третию волну
Вдали остался отчий дом и новоявленным жидом
Я прилетел в обетованною страну

На Инге юбка цвета хак, на мне потрепанный пиджак
Это и был считай почти, что весь багаж
Тут нам потасканный еврей в толпе орет — Азохен Вей!
И ее предки нас берут на абордаж

Ее отец как колобок катит ко мне — Шалом зятек!
Насчет валюты — здесь мол без нее петля
А у меня ответ простой — приехал, вот, как есть пустой
Мы, дескать, будем здесь все начинать с нуля

Он бедный ажно посинел, затем сквозь слезы прохрипел
На вас надежда, мол, последняя была!
И тут на дочь полезла мать — нашла, грит, стерва кому дать!
И мне — тебе она мол больше не жена

Я был, наверное, как мел, в миг от свободы протрезвел
Они втроем в такси, а я стою, как столб
Но тут таможник подкатил — изволь в дежурку, мол, пройти
А там кричит — Вот так вас лечат дураков!

И тут как начали крутить, про Сектор Газа говорить
И что без армии мне здесь хоть в пруд башкой
А нет — с гражданством, мол, труба, и чтоб утрясть свои дела
Я через час стал израильский рядовой

К утру назначили отъезд и тут какой-то Ирокез
Мне бабки сунул, дескать — на, держи аванс!
Кричит он мне — Не будь ослом! По бабам можно и потом
Ну а пока что — Иерусалим для вас!

Я в два-три бара заглянул, тут пригубил, да там хлебнул
Ну и набрался аж до состоянья риз
Бреду как будто бы во сне, вдруг вижу надпись на стене
Только у нас всю ночь для вас большой стриптиз!

Почти полночи впереди и надо б думаю зайти
Когда еще теперь увидишь голых баб?!
Но лучше б мне идти ко дну, как будто обухом по лбу
На сцене Инга, и в одних чулках

Тут в голове моей как взрыв — да как же это ей простить
Ведь я и Родину продал из-за нее!
И, в общем, сам не помню, как купил напротив автомат
Ну и всадил весь патронташ в одну нее

Всю ночь шатался сам не свой, за мной погони никакой
Наутро только Томсон утопил в реке
Загнали будто в сердце нож и в голове колючий еж
И в часть свою я заявился налегке

Ну получил я автомат, да штук пять-шесть ручных гранат
В полку газеты заголовками пестрят
Мол палестинцы в варьете изрешетили Ингу Т.
За это б нужно их чертей перестрелять!

И тут приказ из штаба дан, пересекаем Иордан
Даешь Ливан! Дави арабов как котят!
А генерал наш старый плут кричит — Когда возьмем Бейрут,
Пускай ребята отдыхают как хотят!

И вот в пустыне мы лежим, земля от грохота дрожит
Над головой несутся с ревом Миражи
А палестинцы издаля ракетами земля-земля
Нас засыпают, только брат держись!

Мы все устали от атак, а из-за бархана лезет танк
Советский, но с арабской вязью на боку
Базука грохнула — удар и танку тут совсем хана
Без башни мигом задымил он на бегу

Наш батальонный, сукин кот, нам на иврите грит — Вперед!
Потом на русском — Бей арабов мужики!
А за барханом капитан у них орет — Аллах Акбар!
Потом по-русски — Принимай жидов в штыки!

Бегу, стреляя на бегу, и тут Серегу вижу вдруг
В ливанской форме, уже вскинул автомат
Ты что — кричу — ядрена вошь! Прострелишь дырку — не зашьешь!
А он в ответ — Алеха, друг, ну и дела!

Мы с ним залезли под бархан, достал я флягу коньяка
Он — малосольный огурец и бутерброд
Конечно ж врезали вперед, потом вопрос он задает
Мол, как ты очутился здесь ядреный кот

Я рассказал про свой круиз, тут он кричит — А ну пригнись
Вдруг как шарахнет, хорошо, что недолет
Ну я опять налил стакан — Да ты-то как сюда попал?
А он — Да так, мол, интернациональный долг!

Тут за барханом странный вой, Сергей кивает головой
Два автомата мы на взвод, да и туда
Мы за бархан, а там как раз глядим творит дневной намаз
Взвод палестинцев из Москвы, да старшина

Серега выдохнул — «Свои!» Ну мы обратно побрели
Достали флягу ну и выпили до дна
И тут Серега говорит — Какой тут к черту Израиль
Ведь тут меж русскими гражданская война!

А тут и вечер наступил, с Серегой распрощались мы
И я своих искал до самого утра
А батальонный говорит, что весь мой взвод в конец разбит
И что меня произвели в офицера

На утро выдали мне взвод и я скомандовал — Вперед!
А сам, как все, забрался в бронетранспортер
И под напором армий двух Ливан был размолочен в пух
Там где стоял Бейрут горит большой костер

Мы знали где и что нам взять, устал я доллары считать
Шатила с Саброй это пройденный этап
Да я и сам тогда не знал, зачем я в эту драку встрял
Ведь мне плевать, кто тут еврей, а кто араб!

Стаю я как-то и курю, гляжу — мой взвод идет в строю
Мы, мол, шпиона тут поймали у угла
Гляжу — какая-то баржа, на ней надета паранджа
Ну а под ней глядят Серегины глаза!
Я тут же понял что почем и мигом автомат с плеча
Серега в сторону, я — всю обойму в них
Он жмет мне руку на бегу — мол, буду помнить и в гробу!
А сзади чисто, ни единого в живых

Потом нам просто повезло, в Женеву прибыли весной
Брели по мокрой от тумана мостовой
Вдали остался Израиль, обетованный, черт бы с ним!
Сергей кричит — Молись, что выбрался живой!

И мы, кляня свою судьбу, простились в аэропорту
Сергей в Москву, а я вот в Амстердам
Здесь тюльпанарий я завел и на прощанье репортер
Я лишь скажу тебе — Шалом мирушалам!


Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Если вы не против, просто продолжайте им пользоваться.
Я понимаю
Политика конфиденциальности